Поиск:
16:38, 23 апреля 2018, понедельник
Версия для слабовидящих

К 70-летию Победы: школьники пишут о ветеранах

Ветеран Татьяна Ивановна БАТУЕВА в годы Великой Отечественной служила палатной сестрой в эвакогоспитале.

Родилась она 19 января 1923 года в Туринске, в 1940 году поступила в Свердловский пединститут. Но началась война. И уже 9 октября 1941 года девушке, ранее окончившей курсы медсестёр, пришло предписание военкома явиться на сборный пункт с рюкзаком и тёплыми вещами. Призвана она была Сталинским райвоенкоматом города и направлена в часть № 3867 Свердловска.

В госпитале на ул. Степана Разина Татьяна Батуева впервые увидела раненых. Здесь научилась обрабатывать раны, накладывать повязки, гипсовать, бороться с шоком. Впервые была в операционной при ампутации гангренозной руки, впервые видела страшные муки и смерть молодого парня от столбняка…

Враг наступал по всему фронту. В феврале 1942 года был брошен клич среди работников госпиталей: «Добровольцы — на фронт!» Всего вместе с Татьяной из госпиталя подали заявление три девушки, которых прикомандировали к госпиталю № 2548 и отправили на запад.

— Эвакогоспиталь прибыл на Ленинградский фронт в начале марта 42-го, а там, на станции Пикалево, стоит одна печка с трубой. Это всё, что осталось после недавних боёв за Тихвин. Мы принялись разгружать вагоны. Ах, уж эти кровати с панцирными сетками! Четыре девушки с трудом поднимают одну. Не пожалели уральские хозяйственники такое «добро» для госпиталя… Никто не знал, что ждёт нас в ближайшее время. Четыре двухэтажных барака без окон и дверей. Всё загажено, замусорено… но глаза боятся, а руки делают, навели чистоту, — вспоминает Татьяна Ивановна. — Началась обычная уставная жизнь: подъём в шесть утра, отбой в двадцать три часа. В промежутке — политучёба, военное дело, изучение устава караульной службы и подготовка помещений для приёма раненых: готовили щиты для затемнения окон, ведь всё в темноте — но «надо», это слово, как дамоклов меч, будет висеть над головой всю войну… Политрук АРТЕМЬЕВ не забыл о самодеятельности и организации хора. Среди госпитального коллектива нашлись певцы, солисты, танцоры, мастера художественного слова. Каждое выступление начиналось с песни «Священная война». Концерты устраивали и для раненых, находящихся в госпитале, и в соседних воинских частях.

Поведала Татьяна Ивановна и о другом месте, где тоже спасала раненых, — о Волховском фронте. Он сдерживал наступление противника на Ленинград, но и нёс большие потери. Шли бомбёжки и обстрел той небольшой территории от Ладоги до озера Ильмень, а там болота, топи, лес... Командующий фронтом МЕРЕЦКОВ уделял большое внимание санитарной службе.


— Первый терапевтический госпиталь в Красной Армии был создан именно на Волховском фронте уже в декабре 1941 года. И вскоре во всех госпиталях армий фронта появились такие отделения, — продолжает Батуева. — С образованием Волховского фронта наш госпиталь был передан одной из армий. При распределении я попала в терапевтическое отделение. Начальником отделения была капитан медицинской службы Е. И. КРОЛЬ. Во время больших наступательных операций фронта отделение заполнялось ранеными. Так, во время Синявинских операций и боёв за станцию Мга раненых и больных поступало в 3—4 раза больше развёрнутых штатных койко-мест. В таких случаях строили на первом этаже госпиталя сплошные нары в два этажа. В палату размещали 60—70 человек вместо 20. Медсёстрам приходилось работать сутками… Помню: поставила банки больному и бегу в кубовую посадить раненого в ванночку, слышу из палаты гомерический хохот. Возвращаюсь в палату и вижу, как под дружные аплодисменты больной с круговыми банками пляшет вприсядку. Спрашиваю: «В чём дело?» Слышу в ответ: «Проверяю вашу работу, сестричка, не отваливаются ли…» Ну не ругаться же?!

В итоге в 1943 году были возвращены в строй или отправлены в запасной полк 80 процентов раненых госпиталя. Труд медиков высоко оценили. Начальник отделения получил орден Красной Звезды, наиболее отличившиеся сёстры — знак «Отличник санитарной службы».

— Готовилась операция по освобождению города Нарва. Подтягивались войска, а вместе с армией и эвакогоспиталь № 2548. Эшелон остановился среди леса между Нарвой и городом Сланцы. На разгрузку эшелона было отведено 2 часа. Поступил приказ — срочно строить землянки. И мы рубили лес, пилили брёвна, даже шкурили их (чтоб светлей было в землянке), обрубали сучья. К нашему счастью, войска освободили железнодорожный узел Сланцы. И всё повторилось снова — погрузка, разгрузка оборудования, работа в неприспособленных для медицинской службы помещениях. Бомбёжка и дальнобойный обстрел нас не миновал, — рассказывает ветеран.

А затем приехали в Эстонию. Местечко Саку, бывший замок какого-то барона. Здесь была только медицинская работа, уход за ранеными и больными.

День Победы встретили в Таллине. А дальше? Дальше дорога на Дальний Восток. В этот раз их везли в классных вагонах, а не в теплушках с двойными нарами, как в 1942-м. Эвакогоспиталь № 2548 подлежал переформированию, их «влили» в СЭГ (сортировочно-эвакуационный госпиталь) 886, и так они следовали через всю Россию. Обслуживали 2-ю Краснознамённую армию 2-го Дальневосточного фронта. Шла война с Японией, но скоро она закончилась. Все сёстры и врачи-свердловчане вернулись в наш город.

— Щемящая сердце память… Навсегда запомнились будни войны — эвакуация больных, приёмка, транспортировка тяжелораненых, бессонные ночи. Тяжёлые психологические перенапряжения. Не раз сёстры отдавали кровь пациенту на операционном столе. Это было обычным делом для медицинского персонала. Было трудно, физически порой невозможно! Но мы были молоды, и вместе с нашей армией шли на Запад к победному маю, — старается объяснить Татьяна Ивановна.

Она награждена медалями «За победу над Германией», «За победу над Японией», орденом Отечественной войны 2 степени, юбилейными медалями. В настоящее время проживает в посёлке Исток, продолжает общаться со школьниками.

Подготовили юные краеведы школы № 97 им. А. В. Гуменюка, ОКТЯБРЬСКИЙ РАЙОН.

© 2002 - 2018 Администрация г.Екатеринбурга
© 2002 - 2018 Официальный портал г.Екатеринбурга

Главные новости города